Мамин опыт: я жалею, что вышла на работу! 

Работающая мама маленького ребёнка сегодня никого не удивит. Вот и я подрабатывала в декрете удалённо, трудилась над заказами, пока сын спал, играл или гулял с мужем. Когда малышу не было ещё и 3 лет, мне предложили хорошую, престижную и высокооплачиваемую работу в офисе. На деле все оказалось не так радужно…  

Подписывая оффер, я не чувствовала, что предаю ребёнка. Меня захватил страх перед неизвестность пополам с гордостью: эта вакансия досталась именно мне, я смогу вырваться из декретного плена и расти профессионально! Да и деньги не будут лишними: муж зарабатывает достаточно, но хочется продолжить стройку на даче, сделать ремонт, отправиться в путешествие по Европе, записать малыша в бассейн и на гимнастику.

За сына не волновалась: он оставался не с чужими людьми. Из сада мы его на тот момент забрали (уж слишком часто болел), а вместо няни согласился побыть мой родной отец. Он как раз уволился с предыдущего места работы и думал, чем бы заняться. Конечно, он согласился заботиться о внуке не бесплатно, и это было разумно. Правда, он был готов не на все мои обязанности: мы договорились, что обеды и ужины на всю семью остаются за мной.

Выход на работу казался фантастическим событием на фоне скучной рутины ухода за ребёнком. Новые обязанности, новые программы, переписка на английском, работа в режиме многозадачности… Я не боялась трудностей и знала, что мой мозг, поскрипев после долгого застоя, научится обрабатывать огромные потоки информации, и мне будет проще. Остальные же условия работы были прекрасны, особенно дружный коллектив и красивый офис в центре.

В первые же две недели стало ясно, что мои представления о работе расходятся с действительностью. Я планировала приходить домой пораньше, готовить ужин и играть с сыном. Вместо этого я, разбираясь с новыми обязанностями, ничего не успевала и приходила домой не раньше 8 вечера, а то и в 9. Невероятно уставшая, вымотанная общением (как любой интроверт, вынужденно перешагивающий через себя), множеством мелких организационных дел и мелких поручений, а также душной толпой общественного транспорта.

А главное, сын в эти пару часов перед сном требовал в три раза внимания! Утром он провожал меня протяжным рыданием («Мама, не надо на работу! Ложись спать!»), а вечером, стоило мне переступить порог, он повисал на мне с воплем «Мама! На ручки!». Помня о теории привязанности, я таскала его на руках, попутно готовя ужин, загружая стирку и убирая все раскиданное и испачканное за день. Уложив сына, я заканчивала уборку и готовку, шла в душ и пыталась почитать перед сном, но уплывала в сон уже на первой странице.

Так прошла неделя, и я поняла, что надолго моего ресурса не хватит: впереди по курсу — невроз или депрессия. Раз семья не в силах помочь мне, надо делегировать оставшиеся домашние обязанности. Клининговые службы решили проблему генеральных уборок и даже глажки — выходные наконец стали выходными, а не сменой умственного труда на физический. С едой всё оказалось ещё проще. Нет, не пицца или доставки из кафе, а новые компании, предлагающие уже нарезанные продукты в необходимом количестве. На ужин стало уходить в 2–3 раза меньше времени!

Увы, даже это не решило основную проблему. Хотя время вечером и освободилось, на полноценные занятия с сыном сил не оставалось. Я обнимала его или читала книгу, но внутри меня терзало чувство вины. Мой самый родной и любимый человек тоскует без меня, а я предала его. Моё сердце говорит, что я должна быть рядом с ним в эти самые важные первые годы. Но общество поощряет: работа — это так здорово, ты больше не декретная клуша, ты учишься новому, красишься, носишь платья и туфли, общаешься с людьми, развиваешься и становишься своей в этом мире взрослых, успешных и все успевающих людей.

Кидайте в меня тапки и говорите, что я просто обленилась и ничего не знаю о Настоящей Работе в Большом Бизнесе. И все же я уверена, что развитие и самореализация для молодой мамы — это до 4 часов в день. А офисная пятидневка до глубокого вечера (и не только для мам) — это рабство, прикрытое красивыми словами. Конечно, я думала бы иначе, будь у меня ипотека или тяжело больные, требующие дорогостоящего лечения родственники. Но всего это нет, и новый телефон или двухнедельная поездка на море не изменят нашей с сыном трагедии.

 Мы несчастливы и оторваны друг от друга. Когда муж предлагает ему вернуться с прогулки «к маме», малыш грустно вздыхает: «Мама на работе». Моя ответственность не позволяет мне сбежать назад, в такую привычную рутину. Сейчас мне кажется, что я ценила бы каждое мгновение и делала бы для сына, целовала бы его и обнимала в сто раз больше. Мне жаль, что потерянное время уже не вернёшь. Надеюсь, что в будущем смогу восстановить отношения со своим ребёнком и дать ему потерянное сейчас тепло.

 Если бы сейчас я могла вернуться назад и дать себе или кому-то в похожей ситуации совет, я бы сказала: «Слушай своё материнское сердце, и больше никого. Только ты знаешь, как лучше тебе и твоему ребёнку».

Источник